«В «Зенит» пришли большие деньги, и мы оказались не нужны»

0
62

«В «Зенит» пришли большие деньги, и мы оказались не нужны»

«В «Зенит» пришли большие деньги, и мы оказались не нужны»
Воспитанник питерской школы переехал в Германию. Ему есть что рассказать.

Андрей Нагуманов — бывший футболист «Зенита» и молодёжной сборной России. Отчаявшись закрепиться здесь, он уехал за рубеж. Так вышло, что Андрей — наш давний читатель. Увидев себя в одном из материалов, он предложил рассказать «Чемпионату» о своей новой жизни. А заодно вспомнить годы в «Зените».

— Вы два года провели в Литве, а потом оказались в Германии – в любительском клубе «Эринген». Как вас туда занесло?
— Жена с восьми лет живёт в Германии. Она родилась в Петербурге, но переехала к родственникам. С тех пор каждое лето приезжает в Питер навестить друзей. Там и познакомились в 2006 году. Сначала летали туда-сюда, но со временем захотелось стабильности. В 2013-м поженились и решили переехать в Германию.

— Ради этого были готовы выступать за любительский клуб?
— Сначала по-другому не получалось, у меня даже не было разрешения на работу. За «Эринген» выступал, потому что жена живёт в этом городе. На ЧМ-2006 здесь тренировалась сборная Австралии, так что условия приличные.

— Не было мысли уйти в команду сильнее?
— Первые полгода ушли на оформления вида на жительство и прочих документов. Так как всё было в срочном порядке, базовый курс немецкого выучил и сдал за неделю. До лета продолжал учить язык, чтобы пойти на повышение. В итоге стал игроком клуба «Холленбах» из пятой лиги. Но три травмы подряд отбросили меня назад, стал задумываться о будущем.

— Увязли?
— В Германии даже в низших лигах неплохой уровень. У каждой команды своё поле. Несколько лиг — профессиональные, а потом идут любительские. Система идёт очень глубоко вниз, и чуть ли не каждый округ представлен командой. В последние годы выступал за «Ильсхофен» в 6-й лиге. У нас был матч с драматической развязкой. Так получилось, что своим голом помог команде выйти в пятый дивизион.

Видео (гол и бурные празднования с 7-й минуты):

Видео можно посмотреть на официальном канале футбольного клуба TSV Ilshofen Fußball Herren в YouTube.

— Пошли на повышение?
— Да, но вскоре уехал в восьмую лигу.

— Как так?!
— Позвали играющим тренером. В состав теперь всё время себя ставлю (смеётся). В Германии можно неплохо зарабатывать на любительском футболе, но только если совмещать это с другой работой. А у меня жена, ребёнок, ну, вы понимаете.

— У вас в карьере было много сильных тренеров. Пригодилось?
— Да, осталось много конспектов. У Адвоката почерпнул правило: когда я говорю, игроки молчат. Дисциплина — это важно.

— Сколько там можно зарабатывать любителем?
— 450 евро — минимальный любительский контракт, который не облагается налогом. Плюс премии, компенсации на бензин и прочее. Главные звёзды получают в районе двух тысяч евро.

Андрей Нагуманов
Родился 21 февраля 1987 года в Ленинграде.
Полузащитник и защитник.
Рост – 187 см, вес – 80 кг.
Воспитанник клубов «Смена» и «Приморец» (оба – Санкт-Петербург).
Выступал за «Зенит-2» Санкт-Петербург (2004 – 2006), «Текстильщик-Телеком» Иваново (2007), «Спортакадемклуб» Москва (2008), «Смена-Зенит» Санкт-Петербург (2009), «Жальгирис» Вильнюс, Литва (2010 – 2012), «Эринген» Германия (2013), «Холленбах» Германия (2013 – 2014), «Крайльсхайм» Германия (2014 – 2016), «Ильсхофен» Германия (2016 – 2018), «Оберзонтхайм» Германия (с 2018).

— Звёзды?
— На локальном уровне. Хотя бывало, что Кевин Кураньи долго тренировался в одном из клубов («Саарбрюкен», клуб 4-го дивизиона. — Прим. «Чемпионата»). Не знаю, почему не дошло до подписания контракта. Есть много россиян. Гасилин, например, играл здесь. Даже у меня в команде есть несколько русскоговорящих ребят.

— Сейчас занимаетесь только футболом?
— Нет, работаю в спортивном онлайн-магазине, самом крупном в регионе. Плюс занимаемся мерчендайзингом «Аугсбурга» и других сильных клубов. Забавно, что мои помощники в тренерском штабе — начальники на основной работе. Стараемся не ругаться.

— Как называется ваша должность в магазине?
— Менеджер по закупкам и продажам. Я с коллегой делаю 50% от оборота всего онлайн-магазина. Но начинал на складе, полтора года там проработал. Лишь потом выдался шанс проявить себя.

— Вне футбола как с зарплатами?
— Минимальные начинаются от 1800 евро в месяц. Это 160 часов в месяц. Если нет высшего образования, в среднем можно получать от 2500 в месяц. Минус налоги и разные вычеты.

— У вас 8-часовой рабочий день. Как находите время на футбол?
— После работы иду тренироваться. Тренировки три раза в неделю, в выходные игра. Самый далёкий выезд — 300 км. По автобану примерно 4 часа.

— Часто пишут, что мою карьеру сломала травма перед матчем Кубка УЕФА («Бешикташ» — «Зенит». — Прим. «Чемпионата»). На самом деле, после неё я вернулся в состав «Зенита» и сыграл кубковый матч с «Читой». Мог и раньше дебютировать. В 2005-м основа осталась без левого защитника. В перерыве матча дублей ко мне подошёл тренер зенитовского дубля Алексей Стрепетов. Сказал, что помощник Петржелы Боровичка на игре, и я должен быть заменён: завтра играю в старте за главную команду. Но сыграть не получилось.

— Почему?
— Оказалось, что меня не было в заявке первой команды на сезон. В итоге защитника играл Аршавин (матч «Амкар» — «Зенит». — Прим. «Чемпионата»).

— В дубле вы провели два года – с 2004 по 2006. Какие воспоминания об этом периоде?
— Нам тогда привезли ребят из Москвы. У нас с ними была серьёзная конкуренция. Команда поделилась на два лагеря: питерские и московские. Отношения были непростые: доходило до драк. Дедовщина тоже была. Там играл 30-летний Валерий Цветков, который доигрывал свой контракт. Он через армию прошёл, и у него всё время это было: принеси-подай. Ребята внимания не обращали, но и он грани не переходил.

— При вас в дубле играл Ионов. Позднее он попался за рулём в сомнительных кондициях.
— Кутили многие. Он просто один из тех, кого на этом поймали.

— И всё же он один из немногих футболистов дубля, кто пробился в основу. Почему их было так мало?
— Помню, в одном из матчей команде был нужен правый защитник, а я как раз играл на той позиции. Но вместо меня поставили одного из приехавших корейцев. После той истории Андрей Аршавин даже высказал претензии тренеру на этот счёт. Думаю, пробиться в основу было почти нереально.

— Объясните.
— Наверное, это связано с появлением больших денег. Появилось много сильных иностранцев, молодёжь стала не нужна. «Зенита-2» тоже не было, поэтому начинающих футболистов отправляли в аренду.

— Вас не отправили.
— Тогда в чемпионате России действовало правило: в составе должен быть молодой доморощенный игрок. Я конкурировал за это место с Ильёй Максимовым, но в итоге проиграл конкуренцию.

— И единственным вашим матчем за «Зенит» стала кубковая игра с «Читой».
— Ну с Кубком всегда так. Там молодёжи часто давали себя проявить. Да и то, сколько я там сыграл? 10 минут? Даже меньше.

— Сыграв за основу, ловили на себе восхищённые взгляды в городе?
— В целом культ чувствуется. Один город — одна команда. Но к себе я особого положения не ощутил. Может, потому что в первой команде почти не играл. Иногда, когда ехал в тренировочном костюме на общественном транспорте, могли узнать. Но даже со своего единственного матча за основу уезжал на метро.

— Адвокат не любил работать с молодёжью?
— Вот говорят, что Петржела больше любил молодёжь. Да, у него заиграли несколько молодых футболистов. Но, на самом деле, он даже на игры дубля не ходил. В отличие от Адвоката.

— Он вас там заметил?
— Да. Личного разговора у нас не было, мне просто сказали, что я перейду в расположение первой команды.

— Адвокат — тренер с характером. Вспомните примеры?
— Любил покричать. Нельзя надевать синюю майку, когда у всех белая. Или бегать в шортах, когда у всех штаны.

— Он вас взял в первую команду. Он же и отцепил.
— Да, это было на сборах. Позвал на разговор, сказал, что не тяну. Для дубля, наоборот, слишком сильный — надо идти в аренду. В тот момент почувствовал внутри себя пустоту… Но, с другой стороны, лучше прямо в глаза сказать, как есть. К тому же футбольный клуб — не благотворительный фонд, у него свои задачи.

— Самое яркое воспоминание об Аршавине?
— Мы с ним учились в одном университете (питерский Университет технологий и дизайна. — Прим. «Чемпионата»). На парах его не видел, но он приходил на тренировки университетской команды. Он уже тогда был очень популярным и всё равно играл в турнире вузов. Причём не просто бегал, а прямо рубился по-настоящему. Он всегда показывал нечто невероятное. То, что вы видите в играх, — это лишь часть. Аршавин на тренировках выдавал спектакли.

— В той команде играл Денисов. Наверное, самый закрытый персонаж в российском футболе. Так всегда было?
— Больше всего Денисова характеризует то, как он проводил время после игр. Переодевался, шёл в баню, а потом играл в шахматы. Пока партии три не сыграет, не успокоится.

— С кем играл?
— С банщиком.

— В 2006 году вы застали корейцев. Чем запомнились?
— Вот их я хотел бы выделить. Очень профессионально себя вели. Конечно, больше общались между собой, но ко всем относились доброжелательно. И, кстати, нормально относились к русской кухне. В то время на базе очень вкусно готовили, всем нравилось. Даже корейцы борщи уплетали.

— Анюков стал героем мемов из-за своей однообразной мимики. Он вообще улыбается?
— Конечно. Во время игр он серьёзный, но это лишь часть его образа. К тому же он капитан. У него нормальное чувство юмора, умел пошутить и сам тоже смеялся.

— Слышали о болезни Риксена?
— Очень жаль, что так получилось. Риксен бы очень импульсивный, этакий crazy man. Многим запомнилась его перепалка с Радимовым на сборах – прямо на поле. Тогда в раздевалку пошли ещё несколько человек, чтобы они не натворили дел. Думаю, ему стоило уступить Владу в том эпизоде. Но я помню Риксена как человека, который умел совершать особенные поступки. После первой тренировки в «Зените» он подошёл к каждому партнёру, лично поблагодарил и пожал за руку. Казалось бы, ну скажи «спасибо», да и всё, но нет.

— Адаптировались в Германии?
— Вполне. Свободно говорю по-немецки, люблю пиво. Так что почти коренной шваб (улыбается).

— На ЧМ болели за Россию?
— Конечно. Очень радовался за наших.

— Как немцы пережили свой ранний вылет с турнира?
— Ужасно. Первая бомба была, ещё когда Зане не взяли в состав. Немцам было немыслимо, чтобы лучший молодой игрок АПЛ не поехал на ЧМ. Про вылет и говорить нечего. Йоахима Лёва теперь очень сильно критикуют за этот результат.

— Были знакомые, которые впали в депрессию?
— Я смотрел матч дома, но родственники потом рассказывали, что дети плакали после поражения от Кореи. Пытался подшучивать над коллегами на тему того, что Россия прошла дальше, но кто-то воспринимает такие подколы очень остро.

— В Германии изменили представление о российском футболе после ЧМ?
— Не сказал бы. Тут, конечно, помнят Погребняка, но в целом отношение к нашим футболистам скептическое. Считают, что менталитет не тот.

— Что с нами не так?
— Самым первым пунктом идёт язык. Отсутствие базового знания не только немецкого, но и английского сразу вызывает негатив у болельщиков. В отличие от России, в Германии в контрактах часто прописывают обязательное изучение немецкого.

— Ещё что-нибудь?
— Общий уровень российского чемпионата и игра сборной России. Конечно, бывают и хорошие периоды: все помнят бум 2008 года. Была надежда, что и после ЧМ-2018 пара человек уедет в Европу. Но вот тут всплывает самый главный и основополагающий пункт – зарплаты. Тяжело заманить игрока из России только перспективой футбольного роста, если он теряет в финансах.

— Если забыть о футболе, с какими чувствами следите за Россией из-за рубежа?
— Очень переживаю. Даже не за реформы или что-то в этом роде. Просто вижу, какие футбольные школы в стране, как работают социальные учреждения. У меня есть знакомый, с которым я пересекался в юношеском футболе. Он стал священником. Наш онлайн-магазин высылает ему спортивную одежду, а он разносит её по детским домам. В Германии условия для детей на порядок лучше.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here